четверг, 24 октября 2013 г.

манифест каплизма и гибкости

 Манифест упругой гибкости и каплизма 

упругая гибка является ответом формы в ответ на силу












Манифест гибкости и каплизма № 1

"Мне всегда становится грустно, когда я гляжу на новые здания, беспрерывно строящиеся, на которые брошены миллионы и из которых редкие останавливают изумленный глаз величеством рисунка, или своевольною дерзостью воображения, или даже роскошью и ослепительною пестротою украшений. Невольно втесняется мысль: неужели прошел невозвратимо век архитектуры?" Н. Гоголь. Об архитектуре. 
Архитекторы сегодня, кажется, озабочены непрерывными изменениями больше, чем когда-либо. Это не трудно понять, особенно при рассмотрении современной цифровой культуры. 
Мы живем в мире, с большими возможностями для создания новых социальных профилей. Каждый из наших вариантов представления уже другой. Мы обновляем наш статус по желанию. Эта культура охватывает бесконечные модификации. Мы стремимся быть уникальными. Итераций, уникальность, и изменения. Эта культура складывается и в архитектуре. Эта профессия, которая обычно ассоциируется с постоянством становится пластичной.
КОМПОНЕНТ 2.
Гибкость это не просто свойство материала. Это освобождение от жестких ограничений. 
Это реакция на непредвиденные обстоятельства. Гибкость это способность объекта к изменениям в ответ на силу. Гибкость существовала всегда и в процессе проектирования.
Вертолет Сикорского никогда бы не взлетел не имея гибких лопастей винта. 
Она существует и в неизбежном разрушении старых зданий. Сейчас настало время, чтобы удалить это необоснованное отвращение к податливости. Отменить устаревшие строительные нормы и правила.
"Дома старались делать как можно более похожими один на другого; но они более были похожи на сараи или казармы, нежели на веселые жилища людей. Совершенно гладкая их форма ничуть не принимала живости от маленьких правильных окон, которые в отношении ко всему строению были похожи на зажмуренные глаза. И этою архитектурою мы еще недавно тщеславились, как совершенством вкуса, и настроили целые города в ее духе! Осмелился бы кто-нибудь даже теперь, среди этой гладко-однообразной кучи, воздвигнуть здание, носившее бы на себе печать особенной, резкой архитектуры, осмелился бы кто-нибудь возле строения в аттическом вкусе непосредственно воздвигнуть готическое — его бы сочли едва ли не сумасшедшим. Оттого новые города не имеют никакого вида: они так правильны, так гладки, так монотонны, что, прошедши одну улицу, уже чувствуешь скуку и отказываешься от желания
заглянуть в другую. Это ряд стен и больше ничего. Напрасно ищет взгляд, чтобы одна из этих беспрерывных стен в каком-нибудь месте вдруг возросла и выбросилась на воздух смелым переломленным сводом или изверглась какою-нибудь башней-гигантом. Старинный германский городок с узенькими улицами, с пестрыми домиками и высокими колокольнями имеет вид, несравненно более говорящий нашему воображению. Даже вид какого-нибудь восточного города с высокими, тонкими минаретами, с восточными пестрыми куполами, потонувшими в садах, имеет более характера, более дышит поэзией и воображением, нежели наши европейские города позднейшей архитектуры".

"В готической архитектуре более всего заметен отпечаток, хотя неясный, тесно сплетенного леса, мрачного, величественного, где топор не звучал от века. Эти стремящиеся нескончаемыми линиями украшения и сети сквозной резьбы не что другое, как темное воспоминание о стволе, ветвях и листьях древесных. И потому смело возле готического строения ставьте греческое, исполненное стройности и простоты: оно будет стоять между ними, как между величественными, прекрасными деревьями. И готическое и греческое получат от этого двойную прелесть. Истинный эффект заключен в резкой противоположности; красота никогда не бывает так ярка и видна, как в контрасте. Контраст тогда только бывает дурен, когда располагается грубым вкусом или, лучше сказать, совершенным отсутствием вкуса, но, находясь во власти тонкого, высокого вкуса, он первое условие всего и действует ровно на всех. Разные части его гармонируют между собою по тем же законам, по которым цвет палевый гармонирует с синим, белый с голубым, розовый с зеленым и так далее. Всё зависит от вкуса и от умения расположить. Не мешайте только в одном здании множества разных вкусов и родов архитектуры. Пусть каждое носит в себе что-то целое и самобытное, но пусть противуположность между этими самобытными в отношении их друг к другу будет резка и сильна. Чем более в городе памятников разных родов зодчества, тем он интереснее; тем чаще заставляет осматривать себя, останавливаться с наслаждением на каждом шагу".
Н. Гоголь. Об архитектуре.

Наша современная архитектура процессов полна жизни. Почему мы убиваем этот процесс, чтобы построить здание?

В последнее десятилетие, распространение цифровых и сетчатых технологий производства, позволили архитекторам сделать первые шаги к гибкой архитектуре каплевидных пространств. Гибкость это восстаний архитектуры против идеи стандартизированной и жесткой конструкции. Результатом является развенчание модернистской универсальности в пользу гибкости и воссозданию жидких сред, без которых невозможна любая форма жизни. Символом такой жидкой, булькающей и гибкой среды является танцующая капля света под интерактивным управлением с помощью цифровых методов и программ.
Стены каплевидного дома изгибаются и гнуться со щелчком мыши. Почему мы ограничимся такими методами? Сегодня архитектура и здания заморожены.
Презентации анимированных 3D проектов статических и негибких зданий это только иллюзия движения.

Многие из гибких и каплевидных конструкций иметь корни в математике (Чебышев, Лобачевский) и культуре (купола церквей) в инженерном искусстве (оранжереи, дирижабли и космические корабли Циолковского, сетки и гиперболоиды Шухова), это генераторы и прообразы будущего. 
Почему современные архитекторы не могут их использовать, а заказчики не хотят строить? Дорого? Наоборот, они значительно дешевле в производстве. 
Зарубежные архитекторы от студентов и заканчивая профессорами открыто публикуют свои скрипты, программы и алгоритмы с открытым исходным кодом для общественности. Любой имеет право стать уникальным автором этих работ. Эта политика открытых источников в нем транспортное средство для гибкости и создания новых компонентов и скриптов каплевидности на структурной основе ДНК. 
К сожалению, продвижение пластичность прекращается каждый раз кнопки останова и захлопнул постоянное решение выбрано - тем самым повторной установкой авторства в уравнение. Проектирование будущего - физическая архитектура стала проявлением этого процесса жидкость концептуально. Это поток креативных идей по использованию алгоритмов жизни не может быт остановлен. 
Каплизм и упругая гибкость это будущее нашей одежды, наших домов и наших машин, это будущее сельского хозяйства, это будущее медицины.

Распад не происходит ради изменений. Это происходит в ответ на внешние силы, будь то ветер, воду, органические вещества, или другие. Форма не предопределена, как форма у капли. она меняется, она течет, как время.
Это лишь формоэлемент или просто символ будущего большого стиля, стиля 21 века.
Мы не призываем к только кинетической архитектуре. 
Я призываю к изменениям. Я призываю к признанию того, что архитектура уже имеет примеры пластичных и гибких форм. Я призываю к отмене эпохи постоянства и стабильности. Природа на все кризисы отвечает потоком изменений и бесконечной фантазий из разных форм жизни. Разнообразие это жизнь, а не однообразие общества из чиновников. Представьте себе будущее. Мечтайте о нем.
Мы нацелены на изменения страны, видов, языка, пола, национальности, форм, музыки и т.д